Идея реконцепции Мавзолея Ленина вызвала бурное обсуждение в обществе, к которому подключились и прагматики, и циники, и консерваторы.

Союз архитекторов России объявил конкурс на лучшую идею реконцепции Мавзолея Ленина. Участникам конкурса предложили разработать наброски эскизов реиспользования Мавзолея в качестве музея, посвященного его проектированию и строительству. Мероприятие проходило в рамках спецпроекта «Мавзолей», который должны были представить на фестивале «Зодчество» в ноябре.

Правда, пару дней спустя конкурс пришлось отменить: организаторы притормозили и с конкурсом, и с идеями по реиспользованию. Узнав о конкурсе на лучшее применение Мавзолея, россияне всполошились: не каждый день предлагается уничтожить (а именно так многие восприняли предложение) один из символов не только эпохи, но и страны. Обсуждение вышло из берегов. К тому же подключился глава КПРФ Геннадий Зюганов с угрозой уголовным преследованием за «нарушение исторической преемственности».

Как сообщил изданию РБК президент Союза архитекторов России Николай Шумаков, ему начали поступать угрозы.

«Конкурс решили отменить. Никто не хотел сносить мавзолей, никто не хотел выносить тело Ленина, но условия конкурса никто не читает, и совершенно оголтелые есть личности, которые обвиняют меня во всем: что я сношу мавзолей, что я выбрасываю на помойку Ленина».

Николай Шумаков,президент Союза архитекторов России

Куратор проекта «Мавзолей» Ирина Коробьина объясняла, что конкурс не имел политической подоплеки. По мнению организаторов, его задачей было «собрать максимальное количество архитектурных идей, какими бы неоднозначными они ни были».

«Люди цивилизации, принадлежащие миру культуры и православия, понимают, что рано или поздно это произойдет. Этого требуют православные законы, волеизъявление В.И. Ленина, известное по воспоминаниям современников, и здравый смысл. Объективный исторический процесс к этому неизбежно приведет, а когда именно — не наш вопрос», — вот как аргументировала Ирина Коробьина необходимость «революции в Мавзолее».

Как утверждают в Союзе архитекторов, сам Владимир Ильич просил похоронить его рядом с матерью — на Волковском кладбище в Петербурге, эта информация в том числе дала повод размышлять о захоронении тела Ленина, пусть бы даже и почти через 100 лет после его смерти (эта годовщина приходится на 2024 год). Параллельно на захоронении настаивают представители Русской православной церкви, по канонам которой любой человек должен быть погребен.

При этом сам Ленин, по данным Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, никаких распоряжений не давал, а его супруга Надежда Крупская в одном из писем писала: «Его надо похоронить с товарищами; вместе под Красной (Кремлевской) стеной пусть лежат» (РЦХИДНИ, ф. 12, оп. 2, д. 254, л. 7 об.).

Вместе с тем Ирина Коробьина отмечает важность сохранения памятника архитектуры ХХ века, построенного по проекту архитектора Алексея Щусева. Также, по ее словам, было необходимо найти новый смысл его бытования. Куратор полагает, что самым приемлемым вариантом дальнейшего использования Мавзолея стало бы его превращение в музей, посвященный когда-то созданным трем версиям усыпальницы и конкурсу на саркофаг. Самого Ленина Коробьина сохранила бы в голографическом формате.

По условиям конкурса, после реконцепции Мавзолей должен был нести «уважение к российской истории», не искажать ансамбль Красной площади и сохранить собственный облик. Но не срослось.

Впрочем, за пару дней россияне успели горячо обсудить главную российскую гробницу и судьбу ее обитателя. Мы собрали наиболее популярные и интересные варианты.

«Тотальный музей»

Большинство считает, что Мавзолей должен остаться музеем, но ви́дение, каким именно, кардинально разное. Так, заведующий отделом культуры древности в Институте мировой культуры МГУ Алексей Лидов полагает, что его следует превратить в музей «большевистской диктатуры, где будут собраны и документы о преступлениях, и архитектурная часть с конкурсами проектов» (при этом завотделом согласен оставить и «мумию» с «могильником»). По словам Лидова, может получиться уникальный объект «без вандализма и выкапывания-выкидывания мертвецов».

Специалист по историко-архивной работе Борис Бочарников напомнил, что под трибунами Мавзолея находятся подземные лаборатории 1970-х годов, которые логично использовать для археологического музея. «Да и саму Красную площадь я бы музеефицировал, а в ГУМе открыл бы выставочные залы ГИМа (Государственного исторического музея. — Прим. ред.). Нужен тотальный музей, а не площадка для развлечения», — утверждает он.

Известный урбанист Петр Иванов сделал бы из Мавзолея культурный центр. С точки зрения архитектуры никаких изменений не потребовалось бы, зато очень пригодилась бы команда сильных арт- и фестивальных продюсеров: они бы транслировали сложную историческую память.

Представительница делового клуба «Наследие и экономика» Юлия Куварзина предлагает создать музей лидеров СССР, которые в разное время стояли сверху. При этом организовать возможность пообщаться, например, со Сталиным — современные технологии позволяют такой опыт (нечто похожее проводили на одной из художественных выставок, когда посетители имели шанс «поговорить» с интерактивным Сальвадором Дали).

Среди других предложений — музей истории ГУЛАГа.

«Перепрофилировать, всенепременно перепрофилировать!»

Теперь перейдем к подборке самых абсурдных идей — примечательно, что некоторые авторы считают свои предложения, наоборот, достойными самого серьезного рассмотрения. Впрочем, большинство сочло конкурс поводом повеселиться.

Бурная фантазия россиян даже смоделировала ситуацию, при которой в обсуждении участвовал и сам вождь мирового пролетариата, спустя столетие дождавшийся воскрешения какими-нибудь британскими учеными.

«За ненадобностью, а также по морально-этическим соображениям воскресший Ленин не будет пользоваться Мавзолеем ни в каком статусе. Я будто бы слышу его настойчивый призыв: “Перепрофилировать, всенепременно перепрофилировать!”» — шутит эксперт в области недвижимости Артем Цогоев и предлагает сделать из Мавзолея… коворкинг или VIP-переговорную. Да, света маловато, зато приватно и отличная слышимость. Плюс высочайший статус договора, который подписан в прямом смысле у стен Кремля.

самые странные предложения

  • пункт выдачи Ozon;
  • магазин «ВкусВилл» или «Пятерочка» (в качестве отсылки к историческому прошлому — портреты Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева и Горбачева);
  • сувенирный магазин «Ленин» с продукцией под одноименным товарным знаком;
  • музей восковых фигур;
  • офис КПРФ (Ленина при этом можно и оставить);
  • парковая зона — московский вариант «висячих садов Семирамиды»;
  • «MovieЗалей» — интерактивный кинотеатр со специализацией на исторических фильмах и классическом синематографе;
  • бар или кофейня для экстремалов;
  • салон красоты Лены Лениной.

«Не может регламентироваться законом»

Вопрос о перезахоронении тела В.И. Ульянова (Ленина) возник еще в начале 80-х годов XX века, с тех пор эта дискуссия ведется в российском обществе практически каждый год. Весной 2017 года депутаты от фракций ЛДПР и «Единая Россия» внесли на рассмотрение Госдумы законопроект о перезахоронении Владимира Ленина. Впоследствии единороссы свои подписи отозвали. Правительство инициативу не поддержало, уточнив, что она «не содержит правового регулирования, носит индивидуально-правовой характер и не может регламентироваться законом».

Всероссийский центр изучения общественного мнения периодически проводит опросы, посвященные Мавзолею Ленина. По данным ВЦИОМа, в 2017 году число россиян, для которых Мавзолей Ленина — это обычный туристический объект, достигло своего максимума (39% респондентов) за все 12 лет подобных опросов.

Только каждый пятый (18%) считает, что тело вождя находится там по праву, а 38% респондентов думают, что Мавзолей с телом умершего Ленина на главной площади страны — противоестественно.

32% респондентов в 2017-м были за то, чтобы немедленно захоронить тело Ленина, 31% — за то, чтобы предать земле, но позже, а еще 31% — за сохранение существующего положения.

То здание Мавзолея, которое мы знаем (первые два варианта, построенные после смерти Ленина в 1924 году, были деревянными), появилось в 1929–1930-х годах по проекту выдающегося архитектора Алексея Щусева (среди других его работ в Москве — станция «Комсомольская» Кольцевой линии, Казанский вокзал, гостиница «Москва», проект расширения Тверской улицы с сохранением домов — они были передвинуты, проект Большого Москворецкого моста и другие). Мавзолей облицован красным гранитом, а также черным и серым лабрадором, внутри находится прозрачный саркофаг.

А если серьезно, то полноценно заменить Мавзолей на что-то принципиально иное не выйдет. Мавзолей — не только и не столько ностальгический объект, но и постоянное напоминание о значении истории в жизни любого государства и его народа. Это дань событиям вековой давности, забывать о которых преступно, глупо и преждевременно.

Источник: cian.ru