Россия вступает в предвыборную пору, которая всегда отличается повышенной политической активностью. Неизбежны различные протестные акции, устраиваемые оппозиционными партиями и течениями. В связи с этим возникает вопрос – готовы ли люди сегодня выйти на улицу, чтобы высказать свою гражданскую позицию? А если готовы, то кто они и сколько их?  Протестный потенциал жителей Московской области оценил председатель оргкомитета Благотворительного фонда помощи пострадавшим от нацизма и фашизма им. Г. Вальца Александр Забара.

– Подмосковный протестный потенциал, как и в целом российский, это понятие довольно лукавое и скрытное. Опросы часто не могут выявить точные данные по его величине, потому как в России крепки страхи признания собственного отношения к этой теме перед кем-либо посторонним. По некоторым данным есть вероятность протестного потенциала в размере 20% по Подмосковью. То есть примерно пятая часть жителей Московской области считают себя способными выйти на акцию протеста прямо сейчас, если тема протеста будет им близка. Но в данном случае совершенно не учитывается панический эффект – то есть, в том случае, если несколько человек из окружения гражданина пойдет на некую акцию, то и он пойдет, даже если считает себя к этому не готовым. Произойдет своеобразный эффект цепной реакции и таких, кто пойдет за компанию наберется еще до 30%. Таким образом получается, что половина жителей Подмосковья не выйдут ни на какие акции практически ни по какому поводу.

Кто же эти люди, готовые выйти на акции? Если по экономическим требованиям, то это безработные, низкооплачиваемые сотрудники негосударственных организаций и пенсионеры. По защите прав и свобод готовы выйти представители среднего класса, мелкие предприниматели, сотрудники интеллектуального труда, студенты и старшеклассники.

Основную массу населения занимают три ключевые проблемы. Во-первых, увеличивающийся разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными. В Подмосковье это особенно актуально, так как Московская область является буфером между респектабельной, помпезной Москвой и депрессивными регионами России. Во-вторых, жителей волнует социальная несправедливость в виде урезания социальных льгот, сокращение видов бесплатных медицинских услуг, рост коммунальных платежей и прочее. К примеру, в Московской области зачастую население за коммунальные услуги платит больше чем в соседних регионах и даже больше чем в Москве. И в третьих, население недовольно неуважением представителей власти к мнению граждан по насущным проблемам.

Несмотря на то, что официальная безработица в Московской области достаточно низкая,  скрытая безработица увеличивается – многие вынуждены терпеть снижение заработной платы, переход на зарплату в конвертах, чтобы не потерять работу, уходить в вынужденные отпуска.

Тем не менее я уверен, что никаких спонтанных крупных протестов не будет в ближайший год. Власть научилась манипулировать протестными настроениями и когда нужно включают или усиливают риторические приемы, такие как: «вокруг враги» и поэтому надо «сплотиться» вокруг «нацлидера», «коллективная безопасность важнее личных свобод», культ военного героизма и тому подобное. А если учесть что малейшие очаги недовольства тут же мягко подавляются, как это уже бывало с «тракторным маршем» и с дальнобойщиками против «Платона», то вероятность реальных массовых протестов стремится к нулю.

Однако тут есть одно «но». Дело в том, что вышеперечисленные методы воздействия на массы давно и успешно применялись при фашизоидных режимах. Этому есть исторические подтверждения. Например, про это писал Умберто Эко, а также другие писатели и публицисты. Экономическая и политическая депрессия являются питательной средой для укрепления крайне правых взглядов среди народных масс и если существующая власть старается официально отстраниться от этого, то правые силы могут воспользоваться ситуацией и быстро набрать очки для создания крайне реакционного профашистского режима, причем решающую роль в возникновении этой системы могут сыграть именно жители Московской области. К примеру, они могут быть легко рекрутированы для акций в столице, так как привыкли доверять власти и участвовать в организованных властью акциях. Поэтому главную опасность я вижу не в социальных протестах, а в росте крайне правых настроений, как побочного эффекта борьбы с ними.

 

Источник: ecnovosti.ru